Модельер Тамара Добролюбова - кудесница из Одинцова

Одинцовский художник-дизайнер Тамара Добролюбова вручную создает уникальные художественные костюмы. Свои коллекции - «Хохлома», «Гжель», «Гжельская майолика», «Кольчуга для Ярославны», «Платки», «Самоцветы, «Городецкие мотивы», «Моя Русь» и многие другие - она вяжет крючком и спицами. 


Благодаря своему искусству подмосковный модельер завоевала мировое признание. Она - член Союза художников России, Международной академии творчества и Русской академии наук и искусств, ее имя можно найти в энциклопедии биографий известных людей мира в Кембридже рядом с именем Пласидо Доминго. Почему российский модельер Вячеслав Зайцев назвал ее кудесницей, узнала корреспондент Одинцовского Информагентства.

Геолог по профессии, художник по призванию

Тамара Добролюбова – не профессиональный художник, у нее врожденное чувство цвета. Она мечтала быть геологом и гордилась тем, что добилась своей цели. Окончила геолого-географический университет Белорусского госуниверситета и всю жизнь работает по профессии. До перестройки занималась геофизическими исследованиями скважин в подмосковном Голицыне, а потом перешла на участок по ремонту артезианских скважин в районе Мытищ, где до сих пор и работает. 

А вязанием и вышиванием серьезно увлеклась всего 15 лет назад.

 

«Вяжу вечерами дома или в электричке. Коллектив у нас на работе мужской, однажды я пригласила их на выставку в Дом художников. Они меня, кажется, зауважали», - рассказывает Тамара Ивановна. Дизайнер все успевает, несмотря на то, что часто ездит в Москву посидеть с четырьмя внуками.

Училась она самостоятельно. Однажды решила связать мужу свитер. Такой получился тяжелый, что носить его было невозможно. И только после того, как пофантазировала, прибавляя и убавляя петли, муж стал его носить, и с удовольствием, вспоминает дизайнер. 


Первые похвалы услышала от коллег, которые постоянно ее подталкивали, мол, надо делать выставку. Однажды случайно купила календарь с народными промыслами, там была изображена хохломская кубышка. 


«Я все смотрела на нее и никак не могла понять, что с ней сделать, как выразить через вязание. Решила сделать свитер и расшить его в стиле хохломы. Так появилась моя первая выставка – «Хохлома». После нее мне часто стали советовать, чтобы только этим и занималась, продавала вязаные вещи», - рассказывает модельер.


Тамара Добролюбова ничего не продает, просто не может без любимого дела и вкладывает в него практически все, что зарабатывает. Ее цель - передать то забытое ощущение красоты и гармонии, которое было у наших предков и которое сейчас потеряно. Затраты всегда превышают доходы дизайнера, поэтому с особой благодарностью она отзывается о людях, которые оказывают ей поддержку.

Для того, чтобы заниматься творчеством, надо выстроить свою философию, уверена модельер. Поэтому решила: раз ей дано приносить людям такую радость – значит, она должна делать все, что может. Выкладываться до конца. 

Коллекции Тамары Добролюбовой демонстрировались на выставках в России и за рубежом. Некоторые коллекции она дарит, например, музею народных промыслов в Чите и на свою родину, в Забайкалье. 

 

Тамара Добролюбова награждена медалью благотворительного фонда «Меценаты столетия», грамотой Международного фонда Славянской письменности и культуры. Ее имя также включено в энциклопедию «Люди нашего тысячелетия». На конкурсе моделей одежды «Подмосковные сезоны» в 2011 году она завоевала гран-при. 

Впечатления из детства

Отец Тамары Ивановны - ветеран Великой Отечественной войны, белорусский журналист и писатель Иван Скаринкин, мама – сибирячка. Все свое детство Добролюбова провела у бабушки в деревне.

«Я вспоминаю эти грубые льняные простыни, подзорники (кружевная кайма покрывал, подушек и т. д.), домотканые половики, матрасы из соломы, чугунный утюг с угольками. В доме всегда было солнечно, на окнах стояли чугунки с цветами. Сады, ульи, бесконечные поля и леса… Иногда я прямо ложилась на траву с бумагой и карандашом и рисовала цветы, могла нарвать букет цветов и рисовать его в доме. Такого простора я уже больше нигде не видела. Однажды иностранец, глядя на мои вязаные изделия, воскликнул: «Ну, что у тебя везде русская психология?!». А какая же у меня должна быть психология?..», - рассказывает дизайнер.


Она сожалеет, что многие народные промыслы сейчас забываются, исчезают или засоряются подделками, как чистый родник. Но время модных когда-то подзорников, по ее мнению, еще не прошло. Во всяком случае, она делает все, чтобы этого не произошло. Использует замысловатые кружевные узоры в коллекциях, украшая платья. Секрет этой тонкой работы мало кому сегодня известен: она знала одну женщину, которая распутывала монастырские кружева, пытаясь понять, как они связаны.

«Почерк» дизайнера

Все работы Тамары Добролюбовой можно объединить одной темой – «Моя Русь», по названию одной из коллекций костюмов. Мастерство Тамары Добролюбовой оценили признанные законодатели мод, такие, как Вячеслав Зайцев. 

«Самое большое счастье для художника – быть влюбленным в историю своего народа, в его творения. В наше время, когда любое открытие в мире моды мгновенно приобретает международный характер, особенно приятно видеть те труды российских мастеров, в которых они не копируют прошлое, но черпают в нем самобытность. Кудесница Тамара Добролюбова из их числа. Ее рукотворные костюмы впитали в себя все краски русской природы. И, конечно же, Любовь к Прекрасному, тот неиссякаемый источник энергии, что таится в душе всякого творца», - так отозвался Зайцев о творчестве Добролюбовой.


По словам самой Добролюбовой, ей всегда хотелось создавать что-то такое, чтобы было сразу видно: вот идет русский человек! Достаточно только взглянуть на ее творения– и станет понятно, что у нее это получилось. Очень часто Тамара Ивановна использует принцип многослойности одежды, традиционный для русского народного костюма. Так что их можно надевать и налицо, и наизнанку, а соединяются эти два слоя вышивкой, стебельчатым швом. 


По мнению профессионалов, очень сложно переводить, например, мазковую роспись гжели или многослойность хохломы на язык трикотажа и вышивки. Добролюбова не копирует роспись, а передает образ, воплощая в текстиле свои авторские замыслы.


Некоторые ее коллекции создаются по нескольку лет. Так, льняная складывалась из ощущения чего-то древнего, еще дохристианского. Купила нитки, смотрела на клубок и не понимала, что с ними делать, как передать настроение. Одну, вторую вещь связала, потом только почувствовала, что попала в точку и - понеслось, делится модельер. Точно так же рождаются и завершаются коллекции, когда она понимает, что сказала на эту тему все. 


Неизменным остается ее «почерк»: весь контур работы вяжется Добролюбовой на спицах, на лицевой стороне – изнаночная гладь и отделка крючком. То есть вывязывает полотно, а потом, как художник, «рисует» на нем. 


Модельер часто использует в коллекциях необработанный грубый русский лен. Очень тяжело использовать эту нить, ведь она вела себя непредсказуемо. Но желание создать костюм, который близок к природе, к давней русской старине, разрешил все проблемы. За этими нитками дизайнер специально ездила на старинную, дореволюционной поры фабрику в деревню Вязники под Нижним Новгородом.

«Русские промыслы» и золото «Скифов»

Тему новой коллекции иногда подсказывают даты в истории России. Например, к 200-летию Бородинского сражения она удивила всех «Русским военным костюмом». Одного взгляда достаточно, чтобы понять, к какой эпохе принадлежат модели. Например, из петровской - красно-синий костюм с узнаваемыми застежками, пуговицами и петлями. Здесь же нашли отражение галуны, шнурки, перехваты поясов, шляпы-треуголки, как у рядовых лейб-гвардии конного или мушкетерского полка. Первый показ коллекции состоялся на Бородинском поле в 2012 году.

В 2014 году у Тамары Добролюбовой появились еще две новые коллекции. «Скифы», исполненные из льняной нити и украшенные вышивкой из желтой вискозы - настоящее золото скифов! И «Русские промыслы», где модельер решила объединить разные направления народного творчества. 


Появилось у дизайнера и еще одно место для отдохновения - это Байкал.

Источник: inmosreg.ru